Былички про встречи с покойниками

Былички про встречи с покойниками

Раз шла я из Ломовки. Шла поздно уж. Один мосточек прошла, до другого еще не дошла. А время уж было часов одиннадцать. И вдруг под мостом как лошадь заржала. Заржала и засмеялась. Мужики мне потом говорили, что есто пичужка, котора ржёт. Но это была не пичужка (Пичужкой называли малую птицу) . А мать моя говорила: «тут сроду пужат. Тут три самоубийцы захоронены. Один застрелился, а двое удавились.» Кулебакский район, с.Шилокша.

Когда умер у меня муж, приснился мне сон. Будто взошла я в церкву с сыном Славкой и смотрю, там ангелочки летают. А я Славку не вижу, а он кричит: «Мам, у нас папа осенью умрет!» И вот в самом деле он в декабре умер (а по старому календарю – осень). И когда он умер, пошла я на девятый день сена дать корове. Открыла дверь, а муж мой стоит в шапке. И я убежала в дом. И в окошко гляжу, а по крыше так и завьюжило. Вот какое видение привиделось.

А на двадцатый день привиделось мне видение, не ложуся я на кровать, где с мужем спала, всё на печке сплю. А дети и гворят: «Что не спишь, ложись на кровать, привыкай без отца.» Легла тогда я на кровать, стали спать, времени пол-одиннадцатого. Я задремала, не спала. Чувствую, кто-то за руку схватил. Открываю глаза, гляжу – муж стоит, в чем похоронили, и за руку меня дергает. И я говорю: «Во имя отца и сына…» А «аминь» уж от страха и не могу сказать. И как сказала, он стал пропадать, сперва по грудь, потом по пояс и совсем пропал. Вот видется-то! А говорить с ним нельзя. Если заговоришь–он убьёт. Он приходил, чтоб убить.

Вот на сороковой день что было. Пришли ко мне стряпать. Легли мы с одной подругой на кровать, а две другие на полу. Мне чудится, что по ковру рука мужа шарит. Я уснула, снится: мы с ним едем на салазках с горы. И мне по ноге салазками стукнуло. Утром встаем мы в шесть часов. Стала я чулки надевать, и гляжу, вся нога синяя – он ударил, значит, нечистый дух. Кулебакский район, с. Велетьма.

Рассказывала одна работница у нас в Кулебаках. У одних знакомых был год, как сын умер, и они его поминали. И было им видение. Приходит к ним маленький мальчик и говорит: «Вы вот его поминаете, а меня никто не поминает.» И он рассказал всё: где живет, как фамилия, как родителей зовут. Был он из Мурома. И эта тетка поехала в Муром, пошла по тому адресу и нашла его родителей, а они были старообрядцы и точно его не поминали. Кулебакский район, с.Велетьма.

У одной девочки бабушка работала сторожем на кладбище. И вот однажды у этой девочки папа с мамой ушли ночевать куда-то. И она осталась одна и попросилась к бабушке в сторожку. Бабушка и говорит: «Ты, чай, бояться будешь:» А девочка и отвечает: «Да нет, я не боюсь.» И стала у ней ночевать. Сели они пить чай ночью без света. Девочка и говорит: «Бабушка, почему мы без света пьем?»

А бабушка и говорит ей, что если зажечь свет, соберутся покойники, окружат их и убьют. Время было одиннадцать часов. Бабушка и говорит: «Вот будет двенадцать часов, и мы посмотрим, как будут собираться покойники на площадке. И в двенадцать часов увидали, как собираются покойники, заполнили площадь. Долго стояли и говорили. И исчезли они только когда петух закричал. Кулебакский район,с.Велетьма.

 А знаете, что еще было со мной? Мать-то неродная была. И сказали, растут на Ворыкинском пригоне грибы. Рожь еще не выжата была, в августе, значит. Я утром встала ранешенько. «Я,- говорю,- пойду.» Взяла лукошко и пошла. Зашла к тётке Елене. Я говорю: «Настя пойдет в лес?» – «Что ты, с ума сошла, еще солнышко не взошло, куда тебя! Иди домой сейчас же спать!» Мол, не пойду.

Пришла на Ворыкинский пригон, ходила-ходила по этим, опёнки по пням-то, опёнки были – нету, пошла туда в лес, рыжиков хоть, говорю, поберу, и слышу, как поросёнок визжит. Я говорю: «Это, наверно, из Потугова коров выгоняют, верно, только солнышко поднимается. И опять хожу. Потом, нет, слышу, поросенок визжит. Да, поросенок визжит. А их и поросят вместе с коровами гоняли. Я как перепугалась! И помню, ходили по ягоды, нас одна старушка молитву вела «Да воскреснет бог…» И хожу, думаю, вот сейчас пойду. И слышу, топотом вот так вот через меня полем, как кони топотом. Я присела. Я говорю, чтобы не видели меня. Пробежали кони, я вышла, погляжу – никаких коней нет. Нигде никого нет. И пошла домой.

Это километра три я от дома ушла. Пришла домой, токо завтракать сели дома-то, отец-от, тятенька, ложку положил и говорит: «В душу тебя мать, ты куда пошла? Там, говорит, в Новорихино, этих, обозом что ходили, убили одного, дак он всё встаёт – ревёт.» Я тогда и испугалась, он и говорит: «Ишо ты только у меня уди в лес-от, в лес куда не спросяся! Тебя, говорит, всю бы изломало. Изломало бы, да бросили бы где-нибудь.»
Раньше много было, а теперь негде им, этим лешиям жить. г.Шахунья.

~Автор: Гусарова Т.В.~