Из истории шаманизма

Из истории шаманизма

“Ульге́нь. Также Юрге́нь – это верховное божество в шаманизме алтайцев, хакасов и шорцев— создатель Природы, Земли, Неба и Огня. Грозоносец, молниеносец, верховный судья.

Ульгень представляется «тосем», родовым покровителем, предком-божеством, которому поклонялись отдельные родственные сеоки алтайцев, от которого берут начало члены этого рода. В древних и средневековых письменных источниках это имя не зафиксировано, однако материал для характеристики Ульгеня дают этнографические сведения. В этой литературе он творец Вселенной. Обитает на девятом слое неба за месяцем и солнцем, где возвышается Золотая Гора Алтын-туу. Ульгень живёт в золотом дворце с золотыми воротами, имеет золотой престол.

Создателем всего сущего (демиургом) Ульгень стал при помощи Ак-Эне -Священной Белой Матери. Ульгень сотворил не только землю, небо, солнце, луну, радугу, гром, огонь, но и создал первого человека, кости которого были сделаны из камыша, а тело из глины. Он сотворил собаку Ийт и велел ей сторожить первого человека. Он же сотворил богатырей Майдере и Мангдышире. Сотворил камни, деревья, посадил цветы. Он творец головы и пуповины у людей и скота, творец пастбищ и человеческих жилищ.

Перед потопом он поручил Наме построить плот и велел посадить всех зверей и птиц. Ульгень создал камов для защиты от Эрлика-злого духа, покровителя колдовства и так-же великого мудреца, хозяина нижнего мира (у скандинавов это Локи, у славян можно частично отнести к этому архетипу Чернобога или Вия), он же награждает людей даром шаманства, определяет быть человеку шаманом или нет, и назначает будущему шаману духов-помощников, указывает, каким должен быть бубен (тунур). Некоторые сеоки южных алтайцев не почитали Ульгеня как высшее божество (например, сеоки сойон и иркит, переселившиеся в своё время на Алтай из Тувы). Внешность Ульгеня не изображалась, или изображалась очень условно, в виде человекоподобной фигуры, голова которой излучает сияние. В мифах упоминается о 7 или 9 сыновьях и дочерях Ульгеня, но не говорится о женах. Его дети не родились, а откололись от отца.”
(материал из энциклопедий и местного фольклора)

Сегодня тут на Алтае я встречаю очень мало шаманистов, которые поклоняются Ульгеню. Все чаще его место занимает Юч-Курбустан, который, как я заметил, более универсален и прост в понимании. (Его суть в триединстве. Как-бы три сущности бытия – три духа. Он так-же выступает демиургом, создателем мира, человека и скота.

Обязанности его безграничны и изображать его не принято.) Однако старики нередко в своих обрядах обращаются именно к “деду Ульгеню” или как его еще тут называют “Ульга хуут”, значит первый из первых. Обряды в его честь проводятся как летом в середине августа, так и зимой, в конце декабря. Так-же при посвящении в шаманы, в особую ночь февраля, призывают Ульгеня, чтобы он явил новому шаману его имя и его духов.

Это делается только раз в году, если появляется человек, заявивший своё право стать шаманом. Нужно заметить что это право может заявить любой. Даже не алтаец. И вот именно обряд призыва Ульгеня показывает, достоин-ли человек им быть. Так-же это божество указывает молодому шаману, кто станет его учителем – “бурханом” на первые пять лет, если конечно он в учителе нуждается. И такой человек обязан учить молодого шамана всем необходимым практикам.

Ульгень дает новому шаману особый знак, который он никому не показывает и использует лишь для перехода между мирами. Скажу по своему опыту, это нельзя назвать прямо знаком (визуальным образом или пассом). Скорее это некое ощущение (состояние), которое впоследствии человек может сам в себе вызвать. И вот уже данное состояние является дверью в миры богов и духов.

Так-же Ульгень является судьёй. Но не для всех, а лишь для бурханистов и шаманов. Простых людей судят Кудай и Эрлик – вроде как олицетворения добра и зла. Творение и Разрушение.
Ульгень-же судит шаманов не за их земные дела, а за их перемещения в мирах, их работу с духами и их неиспользованные возможности. Если шаман к примеру, может помочь человеку, но отказывает ему, в силу своих каких-то дел или просто от усталости, он получит кару от Ульгеня в виде Пургул-хана – злого духа, из нижнего мира Эрлика, который является исполнителем наказаний. Или что еще страшнее, к шаману может явится Сынзай-хан.

Это каменный богатырь, живущий в ущельях. У него огромная пасть и черное лицо. Сила его неимоверна и ярость тоже. Он может убить шамана одним ударом, если духи защитники не помогут и не отвлекут гнев Сынзай-хана на себя. А если всё-же шаман успеет призвать Каракуш-кана (Сына Ульгеня и главного помощника шамана), то страшной участи он может избежать. Но он обязан будет исправить свою ошибку, найти человека, нуждающегося в помощи и излечить его.

Так-же он должен будет девять дней восславлять Эрлика и его слуг, за то, что дали ему божественный урок в виде кары. Собственно потому в шаманизме и остаются благодетельные и доброжелательные устои и правила. Шаманы не позволяют себе обманывать и наживаться на простых людях. Они служат богам и помощь людям – их прямая обязанность, которую они свято блюдут.

Я конечно не говорю про ряженых, которые прикидываются шаманами! Так-же отмечу, что настоящий шаман никогда не станет одевать обрядовую одежду для выхода в свет. В обычной жизни шамана вы не отличите от простого человека, не по внешнему виду, не по поведению.

А если к вам подходит мужик в маске (шапке) и в плаще из оленей шкуры, с множеством разноцветных подвязок, с бубном и комусом, и предлагает вам пройти обряд или предсказать судьбу, знайте, что это даже близко не шаман. Это просто человек, зарабатывающий на развлечении туристов. Таких много и в славянстве и в шаманизме и еще больше в православии.

~Темногор~