Камень Алатырь

Камень Алатырь

Камень Алатырь – хранитель знакомой реки

Удивительное рядом. И не все оно, как пел Владимир Высоцкий, пока еще запрещено. Просто человек, полностью погруженный в свои житейские проблемы, не впускает его в свою жизнь. Люди очень редко поднимают глаза к звездному небу, приветствуют рассвет, любуются грозой и радугой, пытаются разглядеть, что за птичка поет в листве. А на тех, кто еще способен на это, смотрят, как на странных чудаков, не способных зреть в корень своей выгоды. И в то же время подсознательная вера в чудо жива в душе почти каждого, и люди не осознают тот факт, что сами не позволяют ему в своей жизни произойти. Чудес они попросту не замечают.

Взять хотя бы нашу местность и главную реку, протекающую по территории Починковского района. Случайно ли она носит имя священного камня славянских преданий? Что такое камень Алатырь вообще?

Происхождение самого слова «Алатырь» вызывает у ученых большие споры. Главным образом потому, что деятели науки пытаются выгадать, из какого языка наши темные предки позаимствовали его. Почему-то принято считать славян «культурными крохоборами», не способными ничего создать, и заимствовавшими свой язык, азбуку, культурные традиции и обряды у всевозможных народов – фино-угров, скандинавов, греков, степняков, жителей стран Передней и Средней Азии. Не делились с нами своим наследием, пожалуй, только зулусы да австралийские аборигены.

Вот и Алатырь, по мнению антипатриотов  от науки, означает то Грааль, то алтарные сионские камни Палестины. По словам Ф. Якобсона: «Самый драгоценный и чудодейственный камень русского фольклора Алатырь или Латырь несомненно (!) является альтернаатом слова «латыгорь» и означает «Латвийский» (камень), то янтарь. Что-то сомнительно.

Во времена, когда появилось слово Алатырь, эпитет «латвийский» вообще не существовал. И не  могло быть на Руси столько янтаря, чтобы он вошел в фольклор как настолько значимый камень. Да и крупных  янтарных  образований не бывает, в то время, как о камне Алатыре говорят, как о большой глыбе или даже горе. Более похоже на здравый смысл мнение исследователя В. В. Мартынова, который переводит Алатырь как древнеиранское al-atar, буквально «бел-горюч» – прямо в соответствии со славянским эпитетом. Логично, поскольку славяне и иранцы имеют общие арийские корни. Почему-то ученым не приходит в голову, что Алатырь (и многие другие слова!) могли из арийского, а позже – славянского языка перекочевать в другие культуры. Более чем вероятно, что слово «алтарь» произошло от «Алатырь», а не наоборот.

Что же есть Алатырь (кстати, по позднейшим исследованиям, ударение в слове правильнее ставить на последний слог!) в славянской традиции? Да ни много, ни мало, как первый материальный объект зарождающегося Мироздания! С помощью этого первокамня, отца всех камней, Творец Сварог и Разрушитель Ящер создавали Вселенную, из искр, высеченных из Алатыря, зародились три огня – солнечный, земной и пекельный, появились Боги младшего поколения, духи и люди.

На Алатыре укрепилось вся твердь земная, а великий Ящер, обвившись вокруг него, удерживает основы мира нерушимыми. Также сторожами Алатыря являются мудрая змея Гарафена, загадывающая смельчакам трудные загадки, и птица Гагана со  стальными когтями и медным клювом.

В разное время, в различных поздних источниках на Алатыре размещали трон Зари-Зареницы, мировое Древо, из-под него текут целебные воды, а сам он находится то в Небесном царстве Ирии, то в море Окияне на острове Буяне, то у пределов Пекла, у Калинова моста через реку Смородину. Упоминание Алатыря в заговоре придавало ему необыкновенную силу и нерушимость – ведь взывалось к самой Первооснове Мироздания. Поэтому попытки найти «прототип» Алатыря заведомо обречены на провал – он сам есть прототип всего.

ФОТО : КАМЕНЬ АЛАТЫРЬ

Ученых смущает и неопределенность характеристик Алатыря. В преданьях он одновременно и мал, и велик, как гора, и холоден, и горюч. О чем тут может идти речь? Однако все быстро встает на свои места, если допустить еще одну «нестыковку» – Алатырь един и множественен. На заре Мироздания мудрый Велес и могучий Ящер разбросали осколки изначального Алатыря по всей разросшейся  Земле, чтобы их сила хранила баланс равновесия между Светом и Тьмой, добром и злом. Свое воплощение Алатырь получил в каждой горной цепи: так, на Кавказе он – великий Эльбрус, на Урале – священная гора Иремель и т. д.. В древности спящий вулкан Эльбрус действительно был «бел-горюч» – убелен снегами, но в то же время порой извергал из своих недр пламя. Но кроме того Алатырь может быть и мал. Это – разбросанные по миру, и по нашей стране в том числе, многочисленные священные и почитаемые камни. Конечно, глупо представлять, что они реально – осколки одного-единственного камня. Алатырем они являются по святости и духу. И из-под одного такого камня, как в предании, действительно течет река, хорошо известная всем жителям нашего района. Да, в истоках Алатыря реально лежит камень Алатырь. Вот на его поиски мы сейчас и отправимся.

Чудеса редко лежат на виду. Чтобы найти Алатырь-камень, пришлось забраться в самую лесную глушь на территории Первомайского района Нижегородской области, близ самой границы Мордовского заповедника, где рукой подать до Сарова – закрытого города физиков-ядерщиков. Эти дебри, в старину называвшиеся Салавирьскими лесами, по сути своей являются продолжением реликт-полосы воспетых Владимиром Высоцким «заповедных и дремучих страшных» Муромских лесов. С древности место это считалось государственным и монастырским, строго охранялось. Рубить лес нельзя было на двадцать верст в обе стороны, запрещалось даже делать дополнительные дороги и тропы. Добавила заповедности Присаровью создание Саровской пустыни, первый участок земли под которую без малого 33 гектара – был куплен у князя Кугушева. Позже от 96 (!) владельцев до 1729 года было приобретено еще 28340 гектаров, которые в 1730 году утвердила императрица Анна Иоанновна. Вследствие такого бережного отношения здесь проживало великое множество различного зверья. Почетный землеустроитель России, саровский краевед Николай Иванович Лысов, который, фактически, вернул широкой общественности сведения о камне Алатыре, в своей книге «К истокам» приводит сведения о том, как сильно озоровали именно в тех местах, куда мы направлялись, в начале 20-х годов прошлого века медведи. С одним убежденным разорителем пасек удалось справиться, только… мертвецки напоив его самогоном, налитым в колоду вместо воды. Сейчас животный мир в прежних Салавирьских лесах поредел из-за неразумных чрезмерных  вырубок деревьев во второй половине ХХ века. Так что если где и можно встретить еще медведя, барсука, енотовидную собаку, рысь, бобра, выдру – так это именно в окрестностях камня Алатыря. Из Сокольского «медвежьего угла» мы попали в «медвежий угол» Первомайский.

У того же Николая Ивановича Лысова читаем о примерном месторасположении камня: «Исток реки Алатырь находится в южной окраине верховых болот поселка Стеклянный и северной части Кременковского лесничества, в русле которого находятся два гранитных валуна. Самый большой из них называется «Медвежьем» и расположен в северо-западной части квартала №100 на левом берегу. Эти гранитные валуны принесены Днепровским оледенением 250 тысяч лет назад с Кольского полуострова». Добраться до поселка  Стеклянный не составило большого труда – путь этот от наших мест недальний. Пытаться разобраться, тот ли самый Стеклянный эта горстка стареньких, по большей части заброшенных домов, мы находим на границе Мордовского заповедника первую местную достопримечательность – «золотой» (в лучшем случае, латунный) межевой столб, символизирующий место, где некогда сходились границы трех губерний – Нижегородской, Пензенской и Тамбовской. На самом-то деле, это не сам столб, а памятный дубликат, и стоит не совсем на том месте, где действительно была вышеозначенная точка на карте… Но об этом чуть попозже.

Первая попытка по Интернет-описаниям отыскать путь к Алатырю потерпела неудачу. Мы нашли отмеченный в источнике дощатый настил через Алатырь, но дальше тропа либо утыкалась  в заболоченные берега озерца, либо терялась в лесу. Самым разумным было повторить тактику поиска Камня с личиной и попытаться разузнать об Алатыре у местных жителей.

Поселок Стеклянный некогда был многолюдным. Здесь стоял даже свой стекольный завод, давший ему название. Здесь изготавливали различные бутылки, поставляемые в Саровскую пустынь, где предприимчивые монахи разливали в них родниковую воду. Сейчас Стеклянный  находится в полном запустении. Здесь нет никакой инфраструктуры (даже магазина) и почти не осталось жителей. Впрочем, вскоре троих мы обнаружили – мужчина лет пятидесяти, женщина примерно того же возраста и старый дедушка, сидящий на крыльце.  На наш вопрос о камне мужчина сперва отреагировал достаточно резко: «Нет здесь никаких камней и не было никогда! Никто туда не ходит!». Однако дедушка наличие Алатыря подтвердил. Позже он даже нарисовал нам подробный план пути к камню. Но на вопрос, ходят ли туда люди, тоже твердил, что не ходят, да и незачем. Кому этот камень нужен? Складывается впечатление, что местные жители что-то знают о камне и просто неохотно делятся его чудесами с приезжими людьми. Напоследок нам намекнули, что в тех краях, бывало, пропадали люди. Но естественно, никого остановить это не могло.

Путь от фальшивого «золотого» столба вглубь леса по грунтовой дороге вел сперва вдоль границы Мордовского заповедника, а затем свернул налево, до настила-гати (другой!) через исток Алатыря. Здесь проезжая дорога заканчивалась, дальше нужно было двигаться пешком по уходящей направо просеке. Просматривалась она слабовато, сильно заросла и внушала сомнения: туда ли мы движемся? Ориентиром в чаще должна была служить высоченная поленница, поставленная все тем же славным человеком Николаем Ивановичем Лысовым. Однако на всем протяжении пути ничего подобного не наблюдалось, все чем-то похожие возвышенности оказывались просто вывороченными корнями деревьев.

В конце концов и так еле заметная колея просеки окончательно скрылась под болотной водой. Это привело в некоторое замешательство: ведь ни в Интернет-источниках, ни в рассказе дедушки из Стеклянного не говорилось, что на пути к Алатырю столько воды. Отчаянные попытки прочесать лес вправо от просеки никакого результата не дали, зато начало смеркаться и возрастал шанс заблудиться в чаще (пропадали же здесь люди!). Тем более, что по пути  мы видели явные подтверждения того, что Медвежьим Алатырь-камень Присаровья назван точно не случайно – ободранные когтями стволы и другие свидетельства присутствия здесь косолапого Хозяина, встречаться с которым в сумерках не слишком хотелось.

С первого раза Алатырь-камень нам не показался. Оставить этот вызов без ответа было недопустимо. В дремучие Салавирьские леса мы вернулись уже в начале декабря, по снегу. Не оставляла мысль, что древний великан совсем недалеко. Мы вновь повторили прежний путь – и сперва нашли настоящий межевой столб, где сходились три губернии! Совсем небольшой, из покрытого ржавчиной железа, он, конечно, выглядел не так живописно, как его «золотой» дублер, но мы оценили эту находку, как хороший знак. Значит и камень нам явится.

Хотя покрытое льдом болото еще проваливалось под ногой, но, укрытое снежным покрывалом, выглядело уже не так зловеще. Дойдя до места, где остановились в прошлый раз, мы, четко следуя компасу, продолжили путь в южном направлении, обходя болото слева. И долгожданная монументальная поленница открылась взгляду менее чем через десять минут пути.

Первый же взгляд на Алатырь-камень сразу заставил вспомнить беседу с жителями Стеклянного. Вот это «никто сюда не ходит»! Вот это «незачем к камню ходить»! По всем четырем сторонам от камня сделаны массивные лавочки, место вокруг расчищено от деревьев, значит, точно бывают здесь люди. Причем более чем уверен, как язычники, так и христиане. Истинные святыни не к ссоре и розни призывают, а к духовности, к открытию своего сердца.

Замшелый гигант, более чем наполовину скрытый под собственной тяжестью в земле, окопан Николаем Ивановичем Лысовым. В канавах скопилась, а сейчас – замерзла вода. Размеры Алатыря внушают уважение – 320 на 260 сантиметров. И он действительно в своем роде «бел-горюч» – состоит из черно-белого зернистого гранита. На поверхности камня явно видны следы высеченных символов. Один из них, безусловно древний, похож на греческую букву «лямбда». Естественно, греки здесь ни при чем: очевидно, мы имеем дело с каким-то старинным символом или руной. Сбоку видны еще символы, но здесь есть уже подозрение, что потрудился какой-то вандал, оставив свои никчемные инициалы. Хотя я могу и ошибаться: вандалы горазды на заборах писать, но вряд ли станут трудиться над гранитной глыбой.

«Медвежий» Алатырь, расположенный в глухом заболоченном лесу, в старину был капищем мудрого Велеса, одним из ликов которого как  раз и являлся медведь. Сила древнего бога по сей день явственно ощущается здесь и очевидно, что люди не забыли сюда дорогу. Возможно, что до сих пор к камню обращаются с просьбами, загадывают желания.

Мы же сами принесли Алатырю дары и поклонились древнему исполину, хранящему память веков. Не прервется вовек связь времен, и такие вот Алатыри всегда будут хранить наследие родовой памяти и беречь Русь от всяких бед. И со многим из них мы еще повстречаемся…

~Автор: Евгений Вуковой~