Шаманский обряд “НЭР”

Шаманский обряд НЭР

Когда я жил на Северном Байкале, близ Нижнеангарска, и общался с потомственным шаманом Унри-Эймером (Айдаром Шайруловым 1947 – 2013 г.), он неоднократно просил меня помогать ему в проведении ритуалов и обрядов. Один из них я хочу вам поведать, так как нигде в этнографических источниках (по крайней мере я сам) таких практик не было найдено. Возможно, кто-то слышал о подобном или имел возможность прочесть. В таком случае, буду признателен сообщить мне источник, дабы так-же ознакомиться и попробовать сравнить с тем, что делал шаман и делаю теперь я.

Итак, название данного обряда уже придумано мной, так как шаман называл его просто “Нэр”, а я зову “Зов при ходьбе по костям”.

Суть обряда – забрать болезнь* у больного и отправить в нижний мир.

Перед началом священнодейства шаман накрывает стол для всех своих духов-помощников, который состоит обычно из тарыка (кислое теплое молоко), хурута (сыр), свежезаваренную саган-дайлю, местную водку Арху и конечно бухэлеэр – вареную баранину, зурмэ или кровяную колбасу. Унри имел 16 духов в своем подчинении и уделял каждому отдельное место на поляне, в центре которой расстилалась бычья шкура, служащая роль стола. Так-же за “столом” было отведено место самому шаману и мне, как потворнику. Много брать еду возбронялось, так как мясная и молочная пища будет удерживать душу в нашем мире, во время обряда и не даст ей путешествовать в Нижнем мире. Да и духи пока еще не пришли к столу. Так-что мы просто выпили по пиале саган-дайли и по рюмке архи, не забыв “побурханить” – восславить Бурхана, плеснув часть алкогольной продукции через левое плечо, с помощью указательного пальца. Больного-же, шаман к столу не приглашал и велел ему оставаться в избе.

Далее с восточной стороны поляны был сложен костер по форме нашей славянской крады – колодцем в пять рядов. Внутрь были положены заранее заготовленные и высушенные травы. Сверху на колодец была возложена ивовая веточка с красной наузой и привязанная к ней баранья реберная кость*. В западной стороны поляны старик разложил три десятка бараньих, лошадиных и человеческих костей разного калибра, в виде некой дорожки. Как потом я понял, данный мостик служил переходом между мирами. Далее мы сели и стали молча ждать, когда солнце окончательно сядет за горы и Бурхан вступит в свои права.

Когда это случилось, мы начали обряд, как и во всех традициях и школах, с очищения места и настройки энергетического пространства: Окуривание, отбивание бубном и хомусное сопровождение. Не стану на этом заострять внимание. Когда место было подготовлено, мне было велено привести больного и расстелить для него две бараньих шкуры, которые были принесены самим пациентом. Их я расстелил с южной стороны поляны. Пригласил из избы гостя Аюра, предупредив что нужно снять обувь и головной убор, все обереги и кольца. Он улегся на шкуры, я прикрыл его лицо льняной тряпицей, поджег костер и действо началось. Унри плотно завязал глаза черной тканью (привычной шаманской маски он никогда не носил), и прочитал молитву Бурхану ровно двенадцать раз, прежде чем впасть в состояние транса. Сразу после этого он схватил меня за руку, нереально страшно оскалился и велел отвести к мосту, что я и сделал.

Хотя если честно, шаман прекрасно ориентировался в пространстве и сам тянул меня в нужном направлении. Я-же просто поддерживал его и держал бубен, который сразу вручил хозяину, когда тот встал босыми ногами на первую кость. Видно было, как тяжело дается ему каждый шаг. Кости врезались в ступни и даже в трансе старик ощущал боль. Позже, пройдя по мосту самостоятельно, я уже понял что каждая кость – это демон-страж, с которым шаман сражается чтобы попасть в нижний мир и позвать своих духов-помощников. В итоге, когда все демоны были повержены, Эймер отворил дверь и призвал всех, кто должен напасть на злого сабдаки и затащить его обратно домой. Когда духи вышли, вместе с шаманом, мне было велено пригласить их к столу и каждому поименно предложить отведать угощений, указав на его личное место. Что я и сделал, хоть и с запинками. В это время сам старик простукивал бубном больного.

Я думал тогда, что он гармонизирует биополе (так пишут обычно в книжках по шаманизму), но оказалось что пока злой дух сидит внутри, гармонии не достичь и шаман просто пытается этого сабдаки разозлить, вывести из себя и дезориентировать. И у него это прекрасно получилось! Болезный в какой-то момент начал дергать конечностями, шипеть и изрыгать бурятские маты. Очень похоже на обряд экзорцизма, нужно признаться. Но оказалось что это был не злой дух, а сам подопечный шамана. Ему сделалось больно в грудине (а он мучился как раз астмой) и припадок не заставил себя ждать. Честно сказать, мне стало немного страшно, вдруг помрет. Но старик даже не подал вида, что его это заботит и продолжил читать молитвы. Чуть позже, он начал призывать своих помощников-духов, которые уже должны были хорошо так поесть и выпить молочной самогонки.

Не знаю, сколько прошло времени, но мне казалось, что минут сорок по ощущениям и значит около двадцати в действительности. Любой астматик за такое время должен был или проглотить язык или прийти в себя, а этого так и трясло! И вот когда настала очередь последнего шестнадцатого духа отвлечься от трапезы и прийти на помощь всем нам, в деле вытягивания болезни из человека, как больной резко перестал дергаться и несвязно лепетать, успокоился, ослаб и заснул. Унри Эймер в этот самый момент схватил что-то, над лицом пациента и судя по действиям, пытался это что-то задушить.

Потом потащил к костяному мостку и там уже разжал руки. Я подбежал и поднял шамана. Он был раскален как печка. Мои руки обжигал жар его тела. Я еле смог поднять старика на ноги и он сказал мне, что дальше болезнь будут тащить духи, а он не сможет второй раз пройти тридцать одно сражение с стражами, да еще и держа в руках сабдаки. И свою миссию он выполнил в полной мере.

Аюр сам поднялся, и выглядел лет на десять моложе. На самом деле ему было тридцать девять, а мне он стал казаться ровесником. И да, он больше не болел. По его описанию, что-то вылезло из его горла и старик схватил это и утащил…

После этого шаман три дня лежал и ничего не ел. Просил приносить ему два раза в день чистую воду. Так-же вечером я помогал ему принять сидячее положение и давал покурить трубку. Он был худым и уставшим, будто побывал на каторге. Но на четвертый день в пять утра, я проводил его к шаманскому лесу, где он встав на колени, обнял свою любимую сосну и простоял так несколько часов. Я оставил его там и вернулся готовить завтрак. Домой шаман вернулся, уже без моей помощи. И его силы явно восстановились, потому-как на щеках появился румянец, осанка стала ровной и глаза привычно заблестели.

Мы много говорили про этот обряд, про Аюра и его маму, которую Унри лечил от того-же недуга много лет назад. И вот теперь, спустя столько лет, я понимаю, что тогда не уловил самого главного – костяной мост охраняли не духи-стражи из нижнего мира, а страхи и пороки, живущие в шамане, ровно как и в любом человеке. И лишь найдя в себе и поборов их, возможно полное погружение в тот неизведанный, магический мир. Главная работа шамана – постоянное сражение с самим собой. И пока битва не выиграна, нельзя расслабляться и складывать оружие!
Надеюсь, кому-то мой рассказ будет полезен на духовном пути.

~Темногор~

*1. Любая болезнь в тенгри – это дисгармония души и тела и также это живое существо (злой дух Сабдаки), пришедшее пожирать того, кто находится в состоянии дисгармонии. Иногда такого духа насылают черные шаманы, иногда они сами приходят в наш мир, захватывают какую-то территорию в лесу, живут там и находят себе жертву среди путников.
*2. Унри Эймер считал иву, проводником в мир духов, красную ленту он повязал, чтобы потом найти выход обратно, а косточку положил, чтобы духи смогли по запаху прийти к столу и получить угощения.