Великий Черницкий Змий

Великий Черницкий Змий

Рассказ сей, из моего юношества. Именно тогда, в свои 13 лет и узнал я о таком странном и древнем языческом божестве – Боге Ящере или Змее Уре или Великом Полозе, как его называли на Урале, благодаря прекрасному писателю Павлу Петровичу Бажову. Я-же назвал его тогда Черницкий Змий. Почему именно Змий, а не Змей, сказать теперь уже затрудняюсь, но если память мне не изменяет, то аналогия была банальной – советский еще плакат, призывающий к отказу от алкоголя, где был изображен алкаш, которого обвивала огромная змея и надпись “Зеленый Змий”. То-есть в тот момент я как-то осознанно решил что Змий – это некая сила, а змей – это просто хладнокровное пресмыкающееся.

Ну так вот как оно было:

На дворе был август 1997-го года. Алтайский край, деревня Штабка. Неподалеку от деревни, наше садоводство. Мы с дедом в субботнее утро, как обычно, отправились в сосновый бор, по грибы. Время было особое – пошел белый груздь, но рядом с деревней его было найти нереально, так как местные бабки, то-ли от своего бескультурья, то-ли от старческой слепоты, при первом-же подозрении что под слоем хвои сидит ценный гриб, специально выструганными для этого кощунства рогатинами, тотчас переворачивали и раскидывали по сторонам весь верхний слой грунта, радиусом в несколько метров, тем самым уничтожая грибницы и не давая возможности вырасти новому “лесному урожаю”.

Мужики, вроде моего деда, для которых лес был не просто местом для промысла, но еще и некой отдушиной, после городской суеты и успевшей изрядно надоесть за рабочую неделю заводской копоти, проходили пару километров до реки Барнаулки, переправлялись через неё вброд, сушились возле костра, завтракали домашними помидорами, огурцами, вареными яйцами и солёным, пропитанным чесночным ароматом салом и черным хлебом. Пили ароматный чай, из собранных там-же в бору листьев черной смородины, мяты и брусники. Обсуждали с другими грибниками маршруты и другие важности лесных походов, а потом отправлялись глубоко в порой непролазные чащи, чтобы насладится тихой охотой и единением с Матушкой Природой.

Мы с дедом обычно не ходили очень далеко, а гуляли возле речки, потому-что он так или иначе считал меня еще маленьким и переживал о том, что я устану и не смогу выдержать полноценного “мужского маршрута”, который пролегал через всю лесополосу, аж до Черницкого кладбища, которое располагалось в пятнадцати километрах от переправы через Барнаулку. Если еще добавить два км, от деревни до самой реки, то выходило семнадцать. А туда-обратно уже тридцать четыре…

Скажу честно, даже сейчас для меня, как для опытного туриста-походника, такое расстояние пройти за день, через бурелом, собирая при этом грибы, кажется нереальным. И я, не желая никого обидеть, рискну предположить, что мужики в те года, скорее хвастались и привирали друг другу про этот маршрут. А на самом деле, не проходили и половины этого расстояния. Но это я понял уже будучи взрослым и пройдя не одну сотню миль с рюкзаком. А тогда, мальчишкой, эти дядьки вызывали у меня неимоверное уважение и какой-то священный трепет. Лет с семи, как я узнал, что до Черницкого кладбища можно дойти через наш бор, я просто мечтал это сделать и стать настоящим грибником. Ну так вот в этот день, о котором я начал рассказывать изначально, мой дед Витя, решил что пора мне уже не гулять по окраинам реки, а пройти хотя-бы пяток километров в сторону заветной цели. Он торжественно объявил мне об этом и я воодушевленный тут-же натянул колоши и побежал за ним! Не знаю сколько мы бродили в поисках грибов, но они почему-то практически нам не попадались. Это было странно, ведь мой дед – грибник с огромным стажем и места эти знал как родные. Никогда он не приходил домой пустым, а тут просто как будто Леший издевается! Битый час уже идем, а в ведрах по пять-сем обабков и пара груздей. Позорный результат даже для меня, а уж для деда просто катастрофа!

И вот уже в послеобеденное время мы вышли к высоковольтной ЛЭП, и присели отдохнуть и пообедать на открытом пространстве. Дед был явно недоволен, хоть и старался мне этого не показывать. “Главное процесс” – сказал он и улыбнулся. И мы принялись поедать заботливо приготовленные бабушкой бутерброды с докторской колбасой.

И тут из кустов появляется ныне покойный, сосед дядя Саша. Они с дедом жили на одной улице в городе, были друзьями по даче, часто вместе бродили по лесу, парились в бане и рыбачили. У дяди Саши был вид индийского рикши, который целый день тащил на себе тележку с знатным дворянином, весящим центнера полтора. На голове была намотана чалма из рубахи, по лбу стекали капли пота, резиновые сапоги были все в глине (которой там отродясь нигде не было), а в руках у него были ведра, полные груздей! Таким-же полным оказался и заплечный, советский рюкзак, вмещающий еще литров тридцать отменного мокрого груздя!

Дед чуть не поперхнулся бутербродом, отложил его в сторону, от греха и обратился к старому другу:

– “Саня, ты это откуда такой загруженный? Мы тут на двоих пол ведра не можем собрать!”

– “Да вот не поверишь, я-же вчера еще ушел утром. Шарился целый день, как вы, пустой. Если и попадался боровик, так червивый обязательно. Столько сил потерял, а домой идти даже на жареху не собрав, ну уж совсем не хотелось. Вечером решил, что ночь обещает быть теплой и проще переночевать тут, возле озерца, укрывшись лапником, чем семь километров идти до

деревни, чтобы завтра в пять снова вставать и топать обратно. Благо припасов хватало еще на ужин и завтрак, если не налегать на пироги и пряники. Но вечером кушать мне совсем не хотелось, так как был я очень измотан и расстроен, потому продукты оставил на утро и на обед следующего дня. Сымпровизировал себе укрытие из веток, накидал лапника, сверху куртку и покурив и выпив чая, лег отдыхать. Ночь настала стремительно быстро и я сразу заснул. Сколько проспал не помню, но вдруг через сон услышал я громкий крик ночной птицы. Настолько пронзительный, что даже показалось, будто она прокралась ко мне и орёт прямо в ухо. Крик повторился еще пару раз, а потом всё стихло. Я сначала перепугался, но вскоре мысли пришли в норму и я успокоился. Ночью в лесу услышать хищную птицу, которая охотится на мышь, например, это вполне себе нормальное явление. Я уже снова начал засыпать, как внутренний голос меня остановил… По телу, пробежал холодок. Все мышцы сжались, даже на глаза слезы накатились. Стало мне очень паршиво. Вот знаешь, ужас какой-то накатил, который и объяснить нечем. Вроде и медведь сюда из тайги не придет, и волк сейчас сытый, да и опять-же хотел-бы, давно порвал. Они не прячутся в кустах, когда собираются нападать. Но вот присутствие какой-то опасности всё больше и больше меня тревожило. Я уже было собрался вставать и костер разводить. Думаю, уж не до грибов теперь. Досижу до рассвета и домой скорее. А особенно испугало меня то, что как птица та прооралась, так и замерло всё. Вообще всё. Ни тебе кузнечика или сверчка, ни ветерка. Просто так тихо, что аж глушит эта тишина. Подумалось мне, что если я сейчас-бы попытался заговорить, просто не смог-бы. Звук потерялся-бы где-то…. И тут слышу, листва зашуршала, да так громко, что тишина теперь уже не казалась мне столь ужасной, как этот монотонный звук движения чего-то очень большого и опасного.

Но только я это подумал, как что-то схватило меня за ногу и резко дернуло! Я сам того не понимая, оказался висящим на дереве, вниз головой! Мою грудь обвивало что-то похожее на змею, но очень большое. Дышать было тяжело, практически невозможно, но периодически мне удавалось хоть немного это сделать. Каково – же оказалось моё удивление, когда я понял, что дерево, стоявшее возле меня, это было ничто иное – как то-же самое существо что держало меня! В серой чешуе, огромных размеров, силы и ужасающих возможностей! Лик его я видеть не мог, как и его конечности. Мне показалось, что это была змея, но размером с добрую сосну. И она могла вертикально стоять, при этом каким-то образом держа меня своим щупальцем – хвостом.

Я не слышал его, но он говорил со мной. Я как-будто читал его мысли у себя в голове. И отвечал я тем-же способом, так как говорить я практически не мог…

Он говорил мне, что я должен почитать его, как своего бога и за это я буду всегда получать от леса ровно столько, чтобы мне и моей семье хватало на всё. Грибов, ягод и рыбы будет в достатке. И сколько смогу уносить, столько и унесу. Ну вот и всё. Я согласился, ведь в такой ситуации сильно выбора у человека и нет. Или соглашайся на условия более сильного или умри. Тогда он уронил меня на подушку из мха и также с шуршанием уполз в сторону озерца. А я так и лежал, не шевелился, пока всё не стихло.

Может я просто сумасшедший, но как только я стал вставать на ноги, поняв что “мой новый бог” скрылся из виду, а ужас постепенно отпустил моё тело, как тут-же увидел вокруг себя просто море груздей и белых грибов! Я нарезал столько сколько смог унести, как и завещал мне Змей. И вдруг меня резко потянуло спать. Я прилег в свой шалаш, где еще лежала моя курка, и сразу уснул…

Проснулся я в этот раз уже под вечер, от того, что услышал вдалеке ваши голоса. Тут-же собрал свои ведра и рюкзак, и незадумываясь побежал на человеческий голос. И вот я здесь. Как удивительно, что это именно ты – Витя, тут оказался!”

После услышанного дед еще разок покурил, почесал затылок и сказал, что нам пора идти домой.

Мы помогли дяде Саше донести его столь выстраданный улов, в обмен на одно ведро грибов. И конечно не поверили ему, сославшись на лесной кошмар. Когда мы втроем зашли в деревню, соседские бабульки начали охать и ахать, что мол, нельзя так на долго пропадать. Уже и милицию вызывали и заявление писали, жена его схоронила почти…

Как позже выяснилось, дядя Саша был в лесу с прошлой пятницы. То-есть восемь дней. Озеро, которое он описал, я нашел через несколько лет. Оно было метров тридцать в диаметре. Судя по всему, очень глубокое. Мы проверяли на десять метров, грузило даже не намекало на наличие дна. Ночевать там мы не захотели, но вкусные угощения Черницкому Змию оставили на старом пне, возле самой воды. Как раз там, где много лет назад, дядя Саша сидел и пил чай, и даже не думал, что грядущая ночь изменит всё его отношение к жизни и смерти.

На следующий год, после описанных мною событий, ушел к праотцам мой дедушка. А еще через два года и сам дядя Саша. Соблюдал-ли он правила, приносил-ли жертвы Богу Уру или перестал ходить так далеко в лес, ковыряя хвойную почву рогатиной, этого я не знаю. Но вот в лесу том, много всего странного происходило в последствии. То труп лошади за несколько часов кто-то обглодает так, что все кости целым скелетом лежат, а то бабушка пропадет, да без руки домой вернется через десять дней, в полном беспамятстве. То кто-то в болоте, из самой топи березу, что в три обхвата толщиной, вырвет с корнем, и в огород крайний ночью принесет…. Может и нет никакого Полоза, да только верят в него сибиряки и поклоняются Ему во многих селах, деревнях и городках, равно как в церковь ходят, так и к болотам и оврагам и колодам старым и камням древним. Всяк, кто как умеет, тот так и просит за себя и свою семью. На том и заканчиваю я эту историю. Будьте осторожнее , гуляя по незнакомому лесу. И всегда сообщайте о своем местоположении кому-то из друзей или родных. Будьте готовы к непредвиденной ночевке и встрече с неведанным.

~ Темногор ~